+7 916 306 31 75

О себе

Моё знакомство с иконой произошло в детстве, точнее в отроческие годы. Помню неизгладимое яркое впечатление от экскурсии в стенах Государственной Третьяковской галереи, посвящённой древнерусской иконе. Это была выставка в огромном зале филиала музея на Крымском Валу. Рассказ экскурсовода погрузил нас в мир, полный интересных сюжетов, фактов, осмысления и, конечно, истории и́конописи на Руси, раскрыл перед нами язык средневековой живописи. Мы сидели на полу всей группой и были захвачены талантливым и интересным рассказом.

Второй вехой в моём знакомстве с иконой было созерцание многочисленных репродукций древних икон, имевшихся дома. Помолившись перед сном я часто разглядывала образы, висевшие в изголовье: Рождество Богородицы, Рождество Христово и другие. Для детского сознания они были интересны, занимательны и несли определённый смысл, который улавливался на интуитивном уровне и, возможно, послужил причиной моей особой любви к житийным и событийным иконам. Тот внутренний диалог, возникавший при созерцании икон, возможно, и был началом моего продолжающегося по сей день пути.


Церковное творчество необыкновенно важно для религиозного сознания человека. Через созерцание образов человек имеет возможность обратиться к первообразу и помолиться. Общение же с Богом в молитве  неотъемлемая часть жизни православного христианина.


После окончания одной из лучших художественных школ города Москвы (ДХШ №5) я целый год посвятила подготовительным курсам при ПСТГУ для поступления в институт, т. к. с первого раза поступить мне не удалось. Дело в том, что иконописное ремесло очень отличается от традиционной живописи маслом и акварелью. Совершенно другие техники нанесения краски и технологии создания произведения, рисунок, подчинённый обратной перспективе, и без специфических знаний и понимания тонкостей ремесла в этой области, копировать иконные образы оказалось очень сложно, если не сказать невозможно.

В иконописании совершенно особый подход к цвету, сочетаниям цветов, подбору оттенков. Одним из главных открытий для меня было составление колеро́в и их сочетание между собой. В иконописи обычно не используется чистый цвет из банки  что в живописи непредосудительно  и ранее было моим любимым делом. Это придавало сочность и яркость живописному полотну. На подготовительных курсах мы писали акварельными красками на бумаге, замешивая колер на яичном желтке  это недолговечное исполнение, но позволяющее плавно и постепенно привыкнуть к иконописным материалам и технике. Обычные цвета акварели приобретали более сдержанное звучание при грамотном сочетании оттенков и тонов, а также при интересных замесах красок. Постоянное посещение музея  было неотъемлемой частью обучения. В Государственной Третьяковской Галерее мы вместе с преподавателем Глебовой М. О. могли непосредственно сравнивать наши пока ещё столь несовершенные попытки подбора колеров с оригиналами  великими древними произведениями искусства  и изучать цветовые решения икон древней Руси. Для меня это всё было реальным открытием нового мира, гармоничного во всем: и в цвете, и в рисунке, и в композиции. Цвет в иконе необычайный!

Гармония  одна из важных характеристик иконы. И для того, чтобы постигнуть законы гармонии в живописи, нужны годы. И эти годы я провела, учась в Свято-Тихоновском Университете на кафедре иконописи в мастерской Пискарёвой Е. И.

Наша мастерская находилась в квартале от Третьяковской галереи, и, благодаря тому, что студентам художественных вузов и художественных отделений вузов вход бесплатный, мы, будучи студентами, имели возможность часто посещать залы этого замечательного и светлого музея.


Икона Богоматери «Одигитрия»

Как пример: икона Богоматери «Одигитрия»  копия с музейной (первая четверть XV века, Византия), причём я почти ежедневно ходила смотреть её  сверить колера, заучить расположение мазков, тонкость линий, то, как они написаны: где нажим, где смягчение. Для искусства это очень важно, т. к. буквально от полумиллиметра линии зависит всё: выражение глаз и общее настроение образа, похожесть черт лика. В итоге получился подлинный образ, словно древний. Сейчас эта икона находится в храме Воскресения Христова в Кадашах.


Икона «Вознесение»

Икону Вознесения Господня я писала ориентируясь на рублевский образ (праздник Звенигородского чина) также из собрания ГТГ в тесном общении с образцом. Эта икона является аналойной праздничной иконой храма Воскресения Христова в Кадашах и хранится в ризнице.


Икона святителя Николая в житии

Одной из очень важных и необходимых составляющих учебного процесса были выездные копийные практики. Они организовывались обычно летом. При необходимости или особом желании студентов  и зимой. Например, преддипломная практика, на которой я имела возможность изучать образец и копировать основной лик и несколько клейм с житийной иконы святителя Николая (что происходит из деревни Ручейки Боровичского района Новгородской области и хранится в Новгородском музее). Таким образом я посетила много русских городов, славившихся своей иконописью с древности. Это Новгород Великий, Псков, Ростов Великий, Владимир. Однажды мне довелось копировать в музее при Храме Христа Спасителя  там хранятся иконы, принадлежавшие (подаренные) святейшему патриарху Алексию II.


Были и выездные искусствоведческие практики  это ознакомительное посещение древних городов России с преподавателем-искусствоведом для того, чтоб воочию увидеть культуру прежних веков, посетить кремль, музеи, храмы, пригороды древних городов Руси.

Иногда нам доводилось иметь живое общение непосредственно с реставраторами древних фресок или икон, с местными искусствоведами. Увидев своими глазами древние памятники  никогда уже их не забудешь и не спутаешь ни с чем другим. Да и стать настоящим серьезным художником нельзя, не копируя и не изучая предшественников и их мастерство.

На данный момент я очень остро ощущаю всю основательность и глубину полученных знаний. Понимание языка древнерусской культуры, богословского строя произведений рождают во мне ответственность перед делом всей моей жизни.


Помимо практического освоения мастерства иконного дела в ПСТГУ важной составляющей было изучение иконографии, истории России, истории искусства, богословия, Библии (Ветхого и Нового Заветов), древних рукописей (палеография), шрифтов, литургического предания. Эта база знаний необходима для полноценного подхода к созданию иконы. Столь широкий спектр знаний ведёт к истокам и основам религиозного творчества и искусства, создаёт правильную картину мира.


Я очень благодарна институту  нынче университету  за приобретённые знания. Лично  отцу Владимиру Воробьёву  нашему ректору, моим преподавателям: Е. И. Пискарёвой и М. О. Глебовой, многочисленным лекторам и преподавателям теоретических дисциплин.


Сейчас мне хочется продолжать писать иконы для искренних людей, чтоб написанный образ приносил им радость от созерцания, побуждал к молитве, углублял веру и освящал повседневную жизнь. Чтоб тайны Божии были явны через движение кисти, посредством красок и чтоб каждый мог иметь у себя дома маленькое сокровище, частицу горнего мира и всегда ощущал Божественное присутствие и благословение.